Исследование структуры личности сексологических больных 3

Исследование структуры личности сексологических больных 3
  • Учитывая важность установления индивидуальных особенностей ценностных ориентаций для диагностической и лечебной практики сексопатолога, ниже представлены два клинических примера парных наблюдений, иллюстрирующих некоторые приемы, которыми приходится оперировать в сфере рассматриваемых понятий.

Наблюдение Н.

  • Научный работник Н., заведующий кафедрой, 53 лет, женат на 38-летней женщине. В отделение обратился по поводу затруднений эрекции, хотя настоятельное половое желание возникает у него несколько раз в неделю. До этого лечился у двух врачей (невропатолога и сексопатолога), но без эффекта. Оба супруга в течение полугода состоят в повторном браке. Сам пациент в 27 лет женился на девушке того же возраста, прожил с ней в благополучном браке 24 года и имеет взрослого сына. О состоянии своей половой сферы никогда не задумывался, так как «все было нормально» и отношения с женой основывались на «высоком взаимном уважении». Два года назад жена умерла от острого хирургического заболевания. Через 1,5 года вступил в повторный брак.
  • Супруга пациента начала половую жизнь в 20 лет, когда, еще будучи студенткой, вышла замуж за однокурсника. Ее муж, проживавший до этого в общежитии, переехал к жене, хотя ее родители относились к нему крайне недружелюбно. Это недружелюбие постепенно перешло во вражду, жена была на стороне мужа, но вступать в конфликт с родителями она не решилась. Через год муж от нее ушел, а через 3 года оформил развод. Она продолжала жить с родителями, которые сначала ее не беспокоили, а затем «загорелись идеей замужества», от которого она уклонялась (так как сама нисколько от своего одиночества не страдала). Когда, однако, при активном участии тех же родителей было устроено знакомство с овдовевшим профессором и тот сделал ей предложение, она ответила согласием, надеясь в повторном замужестве, избавившись, наконец, от родительской опеки, обрести покой.
  • Первые менструации у нее начались в 16 лет, и с тех пор идут регулярно. До первого брака никаких близких отношений ни с кем не имела и интереса к мужчинам не испытывала. Чувство к первому мужу было сильное («пришло как наваждение»), интимные отношения с ним она переживала как праздник, но при всем этом оргазма никогда не было (удовлетворение явно протекало на уровне чисто психологической сатисфакции).
  • Ко второму мужу у нее претензий нет. Он ее очень уважает. Затруднения в интимной сфере у них начались буквально с первой близости. Хотя второй брак не был «наваждением» и сильного чувства она не испытывала, она сразу же включилась в игру, а вот супруг повел себя странно — «не как настоящий мужчина», что ее рассмешило, а его видно, обидело... Из ответа на вопрос, в чем заключалось «немужское» поведение второго супруга, выяснилось, что в первом браке получилось так, что с первой близости, когда она, устрашенная приближением чего-то неизвестного, начала сопротивляться и даже заплакала, это привело мужа в сильную ярость и он взял ее очень грубо. Потом, хотя она больше уже и не испытывала прежнего страха, муж «нарочно нагонял» на нее страх с тем, чтобы заставить ее уклоняться, что приводило его в сильное возбуждение, и так это превратилось у них в своеобразную игру, без которой оба не представляли себе радости от интимной близости (у нее во всяком случае момент кульминации, когда она испытывала сладостное замирание, падал именно на эту «игру», а все то, что за этим следовало в собственно половом акте, ничего к этому не прибавляло). Приготовившись к той же игре со вторым мужем, она при первом же его прикосновении сжалась в комок, спрятала голову в подушку и, чувствуя начало знакомого замирания, ожидала, что муж, «как настоящий мужчина», начнет наносить ей удары по ягодицам и щипать ее. Когда же вместо всего этого он начал «ласкаться, как котенок», она вдруг громко расхохоталась. Он сперва обиделся, но потом простил ее. Поняв, что ему нужно, она в последующем отдавалась ему пассивно, но, принимая его ласки, она всякий раз не могла не испытывать презрения к нему, и он, как она полагает, всякий раз это чувствовал. Проблемы с слабой эрекцией решат препараты Tadarise 20Zhewitra 20Cenforce 100.

Наблюдение А.

  • Тридцатилетний искусствовед А., состоящий в браке с 28 лет, был направлен для лечения простатита. При первичном обследовании, кроме незначительного ускорения эякуляций, никаких отклонений нет. Когда ему были заданы вопросы, касающиеся жены, выражение его лица резко изменилось: если о самом себе он рассказывал очень охотно и с явным удовольствием (вплоть до деталей техники онанистических актов), то первый же вопрос о жене вызвал заметную гримасу недоумения. Пробудилась ли у нее сексуальность? Он этим просто не интересовался. И какое это может иметь значение... Когда же по окончании первичного обследования ему был задан вопрос: как, по его мнению, отнеслась бы его супруга к необходимости посетить отделение, он опять изумился, — что значит как бы она отнеслась, — раз надо, значит придет... И когда ему сказали — но ведь она работает, а посещение возможно только в рабочее время, он тут же ответил: «Ничего — отпросится, а если нужно будет — потом отработает».
  • Супруга пациента 26 лет, техник-полиграфист. Родившись первым ребенком в малообеспеченной семье с деспотичным отцом, желавшим иметь «настоящего» наследника мужского пола, и безответной матерью, она с самых ранних лет испытывала на себе отцовскую ненависть. Когда ей было 5 лет, родился долгожданный мальчик, ее превратили в няньку, и что бы с мальчиком ни случилось, человек видит в ней не больше чем рабочую лошадь и инструмент для снятия сексуального напряжения. Ее муж страдает главным образом физически (его ускорение эякуляции обусловлено типично соматическим поражением — простатитом), а от страданий психологических он надежно защищен толстой броней эгоизма и самовлюбленности.
  • Представленные выше парные наблюдения позволяют уяснить значение тех аспектов шкалы ценностных ориентаций личности, которыми приходится оперировать врачу-сексопатологу.

Сексологическое обследование

  • Каждый человек является носителем определенного круга интересов и устремлений, различающихся от одной личности к другой по широте и интенсивности. Этот круг наряду с интересами самыми простыми, связанными с удовлетворением элементарных потребностей, диктуемых необходимостью поддержания жизни (прежде всего — утоление голода и жажды), может включать и самые высокие культурные, творческие и общественные интересы и устремления. Чем заполняется круг интересов отдельного конкретно взятого человека, определяется сложнейшим взаимодействием факторов внешних, социальных, и факторов внутренних, личностных: с одной стороны, Тарас Шевченко, сын крепостного крестьянина, несмотря на казарменные условия царского самодержавия и тяжелейшие личные невзгоды, становится всемирно известным художником и поэтом, бесстрашным выразителем самых сокровенных дум своего народа, а с другой — легионы обывателей, живущих в самых благоприятных социально-экономических условиях, ухитряются заполнить весь круг своего существования удовлетворением чисто вегетативных потребностей, задавить свою жизнь петлей стяжательства.
  • Проводя сексологическое обследование, сексопатолог прежде всего обязан установить, какое место среди других интересов обследуемого занимает сексуальная сфера. Человек может полностью подавить эту сторону своего существования, как Исаак Ньютон, подчинивший всю свою жизнь безраздельному служению науке; другой же, болезненно гипертрофируя роль сексуальности, придает ей значение самодовлеющей амбиции, превращает в своеобразный вид спорта (нарицательная фигура Дон Жуана).
  • Однако, идентифицируя относительную значимость и качественную характеристику сексуальной сферы в системе индивидуальных ценностей личности, сексопатолог не должен ограничиваться изолированным рассмотрением этой сферы, вырывать ее из контекста всей системы взглядов личности, ибо это чревато опасностью допущения как диагностических, так и психотерапевтических просчетов.
  • Как уже говорилось, в первом из двух рассмотренных наблюдений индивидуальная психологическая несовместимость супругов по существу ограничивается рамками специфически-сексуальными: в общечеловеческом плане у них особых расхождений нет, и если бы не столкновение двух стереотипов — садомазохистского жены и нежно-уважительного мужа, совместное существование супружеской пары сложилось бы вполне терпимо. Здесь линии психотерапевтического воздействия обрисованы достаточно четко, и квалифицированный сексопатолог располагает необходимым арсеналом приемов для перестройки обоих стереотипов. Совсем другого рода конфликт, хотя и замаскированный (так, что муж даже не отдает себе отчета о его наличии), привел к полному отчуждению жены во втором наблюдении. Здесь индивидуальная психологическая несовместимость, хотя на данном этапе и односторонняя, выходит далеко за рамки сексуального сектора, и этот последний блокируется у жены именно с того момента, когда она в полной мере осознает моральное ничтожество мужа. Если в первом наблюдении две шкалы ценностных ориентаций сталкиваются лишь теми своими участками, которые представляют специфически сексуальные экспектации, то во втором наблюдении для жены оказывается внутренне неприемлемой вся шкала ценностных ориентаций ее мужа в целом (и специфически сексуальный участок при этом парализуется лишь вторично).