Инфекционные заболевания и мужское бесплодие

мужское бесплодие

Значение инфекционных заболеваний (тиф, грипп, малярия, паротит, сифилис, туберкулез и др.) в наступлении бесплодия оценивается различными авторами по разному: 

  • Nikolowski рассматривает инфекционные заболевания как причину бесплодия у 8,5% обследованных больных, a Wejeneth считает, что у 36% больных с первичной недостаточностью яичек воспалительное или токсическое повреждение половых желез является результатом перенесенных инфекционных заболеваний. Патогенное влияние на яичко при всяком инфекционном заболевании может оказать как инфекционный возбудитель, так и токсин, и тепловой фактор.
  • При проникновении инфекционного возбудителя (обычно гематогенным путем) в яичко развивается клиническая картина орхита, В таких случаях изменения развиваются сначала в межуточной ткани, затем переходят на канальцы, в которых наступают тяжелые дегенеративные изменения. Воспалительные инфильтраты в межуточной ткани организуются и подвергаются рубцеванию, что приводит к очаговому или диффузному склерозу яичка.
  • Привлекает внимание наблюдения Michelson, который у 64% больных с односторонним воспалением яичка обнаружил поражение второго яичка, не сопровождавшееся клиническими признаками.
  • Confido и Speman применяют длу оздоровления эякулята.

Тубулярная недостаточность яичка после инфекционных заболеваний может быть результатом токсического влияния патогенного антигена при отсутствии клинических симптомов орхита. Токсин в этих случаях оказывает патогенное влияние на сперматогенный эпителий через ток крови. При этом тубулярные нарушения скорее всего развиваются тогда, когда инфекционное заболевание протекало в детском и юношеском возрасте (7—14 лет), т. е. до и во время периода полового созревания. Особенно вредным оказывается токсическое влияние на сперматогенный эпителий в случае перенесения нескольких тяжелых инфекционных заболеваний.

Из инфекционных заболеваний большую роль играет эпидемический паротит, который часто осложняется орхитом. Согласно наблюдениям Stiasny, 25— 30% больных, перенесших в зрелом возрасте паротит, страдали орхитом, чаще односторонним. По данным Hauck, из 185 больных с нарушением potenlea generandi 30 (20%) перенесли паротит; у 6 из них он осложнился орхитом. Nordlander обследовал 1311 мужчин стерильных браков, среди которых 8% анамнестически указали на орхит вследствие перенесенного паротита.

Заслуживает внимания точка зрения ряда исследователей, считающих, что «свинка» может вызвать изменения в паренхиме яичка при отсутствии клинических симптомов орхита. Hauck у 10 из 23 больных, которые до периода полового созревания болели паротитом без осложнения на яички, обнаружил нарушение способности к оплодотворению. По данным Doeplmer, из 42 больных с паротитом в анамнезе у 12 было бесплодие. У 24% из 180 больных бесплодием, бывших под нашим наблюдением, в анамнезе фигурировал перенесенный паротит без осложнения орхитом.

Нельзя ни в коем случае утверждать, что у всех этих вольных причиной бесплодия был паротит.

Однако тот факт, что почти одна четвертая часть больных перенесла в детстве это заболевание, позволяет думать, что токсическое воздействие вируса паротита может привести к тубулярной недостаточности и нарушению способности к оплодотворению. Необходимо также учитывать патогенное влияние на пункцию яичек высокой температуры, которая, как правило, сопровождает острые инфекционные заболевания.